meladan: (Default)
[personal profile] meladan
18155979_1493527094021824_7048075886951751156_o.jpgPeter von Cornelius. The Three Marys at the Tomb. 1815-1822

Вчера был день, когда в церкви вспоминают жен-мироносиц. Фейсбук принес прекрасные слова на эту тему, открывшие для меня несколько новый ракурс.
 
"Сегодня день жен-мироносиц.
На проповеди я задумался о том, почему ко гробу Иисуса из Назарета первыми пришли именно они.

Евангелие представляет нам портреты разных людей, близких ко Христу: Его Мать, его ученики, его друзья...
Среди них были те, кто проповедовал о Нем, кто исцелял во имя Его, кто делил с Ним тяжесть жизни странствующего под палящим солнцем проповедника, "не имеющего места, где главу преклонить".
Апостолов, например, объединяет то, что они, в меру своего понимания, чувствовали себя сподвижниками Иисуса. Теми, кто делает с Ним общее дело. Апостолы чувствовали силу учителя, подчас делили венцы предстоящей победы: "кто воссядет справа от Тебя?"
Когда, Учитель был арестован и осужден, то для большинства из них это было крушением всей жизни: только Иоанн находит в себе силы придти к Голгофе, к месту распятия...
Почему так?

И здесь открывается нечто очень важное. Для Иоанна, для Богородицы Марии, для жен-мироносиц распятие не стало точкой. Потому что главное, что их связывало с Иисусом, - даже не общие идеи или взгляды. Но любовь к Нему как к личности. И именно эта любовь ведет их к Голгофе, а позже, с драгоценным маслом, ко гробу...

И это важно для каждого из нас не только в плане христианской веры. Евангелие учит удивительному: разность взглядов и идей не выше любви. Разделение должно преодолеваться. И это возможно, если взглянуть на человека в его глубине: увидеть за наносным, - главное. Увидеть собеседника, поверить в возможность диалога. Но возможно ли это без того, чтобы человек сначала стал важен для нас? Без того, чтобы хотя бы немного его полюбить? Думаю, нет.

Христу важны не только и не столько наши идеи или наше богословие. Он хочет, чтобы Его учеников узнавали по любви (Ин.13:35).
Разумеется, это не значит, что в жизни христианина нет места идеям и богословию. Разумеется, есть. Разумеется, это прекрасно. Но, еще и еще раз скажу: если "метафизика" не построена на любви, если она не воплощается в жизнь делами, то грош ей цена."
 
***
Еще интересный ракурс из комментов к посту:

Алексей Воробьёв Кстати, а может, помазание ароматами было именно женским делом?
(Но ученики все равно и камень не пошли отваливать)

Inga Leonova
Исторически - нет. Вообще женщины не могли прикасаться к мужскому телу. Подвиг мироносиц совершенно не осмыслен в христианской Традиции, за исключением некоторых отдельных современных текстов. В принципе за то, что они попытались сделать, по Закону они были бы казнены.

Алексей Воробьёв В Пятикнижии есть нормы, запрещающие помазать тело?

Inga Leonova 1) Покойник становится нечистым, и поэтому для помазания тела существуют специальные люди, которые благословляются на это дело. Все остальные оскверняются прикосновением к покойнику. 2) Человек противоположного пола не может прикасаться к телу. Соответственно, женщины рискнули нарушить сразу два важных табу.

***

От себя добавлю, что в мусульманской традиции уход за телом покойного осуществляют его близкие родственники того же пола. А в погребении женщины вообще не участвуют, они остаются дома, и не присутствуют на кладбище - приходят туда уже потом. Возможно, у этого обычая еще более древние и общие для культуры семитских народов корни. И такой ракурс еще больше оттеняет поступок тех женщин - они пришли, забыв о себе, забыв обо всем, кроме своей любви, и потому что больше не осталось никого рядом с Тем, Кого они любили.


***

О том же - цитата из Протопресв. Александра Шмемана:

"Этим людям, этим женщинам не открывал Христос, как двенадцати избранным им апостолам, тайн будущего, они не знали ни смысла его смерти, ни тайны грядущей победы, грядущего воскресения. Для них смерть учителя и друга была смертью, концом, и притом страшной и позорной смертью, страшным концом и обрывом. Они стояли у Креста только потому, что любили Иисуса, и, любя, сострадали Ему. Они не оставили это бедное, измученное тело, но совершили все то, что извечно совершает любовь при последнем расставании. Те, кого просил Христос побыть с Ним в час страшного борения, когда, по слову Евангелия, начал он «ужасаться и тосковать», те — бросили его, бежали, отреклись. Те же, кого Он ни о чем не просил, остались верными своей простой человеческой любви. «А Мария стояла у гроба и плакала». Так сквозь все века плачет любовь, как сам Христос плакал у гроба друга своего Лазаря. И вот — эта любовь первая узнала о победе; этой любви, этой верности первой дано было узнать, что не надо больше плакать, что «поглощена смерть победой» и нет и не будет уже никогда этой безнадежной разлуки.

Так вот, значит, смысл этого воскресенья жен-мироносиц. Оно напоминает о том, что любовь и верность одни сияли тогда, в той безнадежной тьме. Оно зовет нас к тому, чтобы не умерли и не исчезли ни верность, ни любовь в мире. Оно судит наше малодушие, наш страх, наше вечное и рабское самооправдание. Таинственные Иосиф и Никодим, или эти женщины, идущие на рассвете ко гробу, — так мало места занимают в Евангелии. И однако именно здесь решается вечная судьба каждого из нас.

Мне думается, что именно в наши дни мы особенно нуждаемся в воспоминании об этой любви и о простой человеческой верности. Ибо наступило время, когда и их развенчивает воцарившееся в мире злое учение о человеке и человеческой жизни. Веками, слабо, но светил и мерцал в мире отблеск верности, любви, сострадания, что молча присутствовали при страданиях всеми брошенного Человека. И нам как за соломинку надо хвататься за все то в нашем мире, что еще живет теплом, светом простой, земной человеческой любви. Любовь не спрашивает человека о теориях и идеологиях, она обращена к его сердцу и его душе.

Грохотала человеческая история, рождались и падали царства, строилась культура, бушевали кровопролитные войны, но всегда, неизменно над землей, над этой смутной и трагической историей светил образ женщины. Образ заботы, самоотдачи, любви, сострадания. И не будь этого присутствия, не будь этого света, наш мир, несмотря на все его успехи и достижения, был бы всего лишь страшным миром. Можно не преувеличивая сказать, что человечность человека спасала и спасает женщина, и спасает не словами, не идеями, а вот этим своим молчаливым, заботливым, любящим присутствием. И если, несмотря на все зло, царствующее в мире, не прекращается тайный праздник жизни, если он празднуется в бедной комнате, за нищенским столом так же радостно, как во дворце, то радость и свет этого праздника в ней, в женщине, в ее никогда не иссякающей любви и верности. «Вина не хватило...» И пока она тут — мать, жена, невеста — хватит вина, хватит любви, хватит света на всех..."

William Bouguereau, The Three Marys at the Tomb, 1876.jpg
William Bouguereau, The Three Marys at the Tomb, 1876


Почему-то не к месту, может быть, вспомнилась эта песня. А может быть, к месту, так что пусть будет. Размышление о женской... природе? роли? доле? судьбе? :)



Всех с праздником, вчерашним и сегодняшним - первого мая привет!


From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

meladan: (Default)
meladan

October 2017

S M T W T F S
1 23 45 67
8910111213 14
15161718192021
22232425262728
293031    

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 18th, 2017 12:20 am
Powered by Dreamwidth Studios